На главную
 
О происхождении собак в доме
 
Нелли Одегова
О ПРОИСХОЖДЕНИИ СОБАК В ДОМЕ

Суббота - любимый настин день. По субботам мама на работу не ходит, а отсыпается, встает веселая и добрая и потом целых два дня принадлежит только ей, Насте. Рано утром бабушка тихонько поит Настю чаем и провожает в музыкальную школу. Другие девчонки почему-то ходят на занятия неохотно и все время препираются с мамами и бабушками. А те их уговаривают, что 'нельзя талант зарывать в землю' и что 'ты мне потом спасибо скажешь'. Но девчонки не верят и продолжают канючить.
- Ну, не нравится, так и не ходила бы, - как-то раз посоветовала Настя толстой Ленке-Булочке.
- Так ведь заставляют же! Ну, вот ведь просто же силком волокут! - пожаловалась Ленка.
Этого Настя понять не могла. Мама в жизни никогда никуда Настю силком не волокла, скорее, Настя сама волоклась за ней куда угодно, даже к зубному врачу: с мамой везде было хорошо и интересно. И музыку Настя тоже выбрала сама, давно уже, еще в первом классе, целый год тому назад. Она пришла из школы и поставила родных в известность: 'Я записалась в музыкальную школу. По классу форп: фортепиано'. Слово давалось с трудом, но Настя всю дорогу домой тренировалась.
- Как это записалась? Кто это тебя записал? - всполошилась бабушка.
- Сама. У нас в классе слух проверяли, и нам с Ленкой предложили ходить на музыку. Сказали, что мы пер-спе-ктивные, - это слово Насте было знакомо. Еще в детском саду ее было зачислили в школу олимпийского резерва - обещали, что станет великой гимнасткой. А потом сказали, что 'девочка, безусловно, талантливая, но вот рост:' И поэтому она бес-пер-спе-ктивная. Подумаешь, рост. Мама тоже высокая, а вон какая красивая. Зато теперь Настя будет учиться играть на фортепиано - это просто пианино так называется.
- Ну, что ж. Я тоже когда-то хотела научиться играть, правда, на гитаре, - сказала мама. - Но у меня ни слуха, ни голоса, а жаль. Так что ты уж за нас двоих постарайся. Только помни, раз ты у меня такая самостоятельная, - это твое решение. Ты сама и несешь за него ответственность.
Мама всегда говорила с ней по-взрослому, без всяких там 'у-тю-тю, муси-пуси, ты моя холосая', Настя к этому привыкла. И самостоятельной быть она тоже привыкла: мама всегда была очень занята. Но ведь сегодня суббота!
Встав на цыпочки, девочка старательно поворачивала ключ в замке. Из-за двери доносились громкие голоса и вкусно пахло свежесваренным кофе. Настя обрадовалась: значит, мама уже встала и сидит на кухне с бабушкой и Региной. Регина - это настина тетя, мамина сестра. Вообще-то сестер у мамы много: то ли три, то ли четыре - и брат еще. Но все они живут где-то в других местах, а здесь только Регина со своей семьей. Регина тоже по выходным бывает веселая и добрая. А бабушка наверняка уже напекла блинов - специально для Насти. Настя малоешка, мама к этому привыкла, Регина расстраивается, а бабушка печет блины - вот уж их-то Настя может съесть сколько угодно.
Открыв дверь, Настя сразу почувствовала, что в доме что-то не так. Какие-то злые волны носились с голосами взрослых по квартире. Это тоже знакомо. Мама с Региной иногда начинали спорить из-за каких-нибудь пустяков, а кончалось все ссорой и взаимными обидами. 'Как дети малые', - вспомнила Настя бабушкину присказку и отправилась на кухню.
- Здравствуй, солнышко, - обрадовалась уже умытая и причесанная мама. - Сколько двоек принесла?
- Восемь, - привычно ответила Настя.
- А что так мало? - хором удивились Регина и бабушка. Это обычная семейная шутка: двоек у Насти еще не бывало.
Бабушка захлопотала, подвигая младшей внучке тарелку с блинами, варенье, наливая чай, а мама с Региной продолжали прервавшийся было разговор:
- Нет, нет и нет! Маленькая собачка - это просто недоразумение какое-то, - говорила мама. - Собака должна быть собакой: охранником, защитником.
- Да что у нас охранять-то? - возражала Регина. - Самое ценное - это наськино пианино, так кто ж его утащит с четвертого-то этажа?
Это 'святая правда', как говорит бабушка. Когда пианино привезли, регинин муж Женя, помогавший его заносить, сказал Насте укоризненно: 'И как это тебя угораздило? Училась бы на скрипке:' А бригадир грузчиков добавил: 'Вот еще флейта - хороший инструмент'.
- Неважно. Большая собака вселяет чувство уверенности, - это опять мама.
- А у меня в юности был доберман: - встряла в спор бабушка.
- Еще и доберман! Вот уж где издевательство над природой! - кипятилась Регина. - Придумали тоже: ради неизвестно чего собакам хвосты и уши рубить!
- Их, наверно, за Полярным кругом вывели, - заметил Женя.
- С чего ты взял?
- Дедукция. Сама посуди: зачем собаке отрубать хвост? Чтобы короче стала. А зачем собаке быть короткой? Чтобы холоду не напустила, пока в дверь проходит, - Женя любил все объяснять обстоятельно.
- Ну тебя: Я серьезно. Не слушай, Настенька, их вывел немец один, его так и звали: Доберман.
- Вот за это я их, немцев-то, и не люблю. Шучу, шучу, - спохватился Женя.
Некоторое время Настя сосредоточенно поедала блины. Мама курила, глядя в окно. Регина сварила свежий кофе.
- В городской квартире просто аморально держать большую собаку, - вернулась она к прежней теме.
- Аморально заводить собаку в качестве игрушки, - немедленно откликнулась мама.
- Да, конечно. Заведи себе кавказскую овчарку и иди с ней охранять баранов, - язвила Регина.
- И заведу! Слава богу, баранов у нас в доме хватает!
- За баранов ответишь, - предупредил Женя.
- Собака - это личность! Ее надо уважать! А как уважать эдакое непонятно что: ее в микроскоп разглядываешь, а она дрожит, трясется, то у нее насморк, то у нее понос!
- Нет, лучше завести слонопотама: хвостиком махнул - телевизор на пол, ушками потряс - посуда вдребезги! Да ему в день ведро мяса нужно!
- Ну, ты предпочтешь свою крохотулечку кашкой с ложечки кормить.
Настя начинала кое-что понимать. В общем-то, уже давно в доме возникали разговоры о том, что 'хорошо бы собаку завести' и что 'детям надо о ком-то заботиться, иначе вырастают эгоисты'. Бабушка на это обычно отвечала, что, мол, напридумывают, а убирать, кроме нее, будет некому, и вспоминала какого-то чемпиона Добермана Негра из своей молодости. Настя однажды спросила ее: 'Негр - это у чемпиона фамилия такая, да?', но бабушка только отмахнулась.
Напившись чаю, Настя велела маме собираться: на сегодня был запланирован зоопарк.
- Может, в другой раз, Анастасия? Я что-то неважно себя чувствую. Да и погода так себе, звери все небось попрятались. И вообще, зима на носу - они, наверное, уже впадают в спячку.
- Ну, мам, ты же обещала: слоненок же родился: мы же на него деньги собирали: Надо же посмотреть, за что платили, - закончила Настя твердо.
Мама засмеялась, назвала Настю 'не по годам практичной особой', и они отправились в зоопарк. По дороге Настя внимательно присматривалась к встречным собакам. Вот эта длинненькая, на коротких ножках, - такса. Женя про них говорит, что они под шкафом растут. А вот этот сморщился, как будто сейчас чихнет. Это боксер. Регине не нравится, что 'у него зубы наружу, и зубы такие, что у меня развивается комплекс неполноценности'. А вот этот огромный, мохнатый, будто в шубу закутанный, - это сенбернар. Мама однажды рассказала, что эти собаки - спасатели и что один такой спас в горах, где-то в Швейцарии, чуть ли не сотню заблудившихся. А последний, которого Барри выкопал из-под снега, испугался и застрелил его. И что этому Барри даже поставили памятник.
Собак было много, и все были хорошие. 'Вот такого бы я хотела, - думала Настя, - и такого тоже'. И вообще - какая разница, большой или маленький. Главное, что он живой, теплый, с ним можно разговаривать. Нет, здорово, конечно, когда рядом вот такой огромный дог: пойдешь гулять, а он вышагивает рядом и во всем тебя слушается. А Игорешка-поварешка из шестнадцатой квартиры испугается, прижмется к стенке и начнет умолять: 'Настенька, подержи его, пожалуйста'. А Настя смерит его презрительным взглядом и скажет небрежно: 'Фу:'
Зато вот такого маленького, пушистенького можно взять на руки, а он мягкий-премягкий и дышит тебе в щеку. И если мама вечером задерживаеся, можно с ним играться, гладить плюшевую мордочку и уговаривать, что мама скоро придет и что пусть он не скучает: и что это за слезы вдруг, и нечего кукситься, ведь не сирота какая, а среди родных:
Настя внезапно остановилась. Мама от неожиданности чуть не споткнулась о черный клубочек, скатившийся с газона прямо им под ноги.
- Мам, а это порода какая?
- Не трогай чужую собаку, хозяину может не понравиться, - мама машинально отстранила Настю, пытаясь разглядеть щенка сквозь запотевшие очки.
- Да это еще и не собака. Он сам не знает, кто такой, - ответил Насте проходивший мимо парень.
- Это ваш? - спросила мама.
- Нет, он ничей. Второй день здесь крутится. Наверное, выбросил кто-нибудь, - ответил парень, уже заворачивая за угол.
- Как это - выбросил? Настоящего щенка? Живого?! Мам: - Настя смотрела круглыми от ужаса глазами. - Разве так бывает?
- Бывает, девочка, бывает, - вздохнула мама. - Щенок в доме - это почти как младенец, а они думали - игрушка. Надоел - и выбросили. Ну, пойдем.
- Как это - пойдем? Он же маленький: он же плачет: как ты можешь: - у Насти перехватило горло.
- Вот только не надо делать из меня чудовище, - сухо отозвалась мама. - Бездомных собак сотни, и мы не можем приютить всех. Собака в доме - это огромная ответственность. Мы принесем, а кто будет за ним ухаживать? Бабушка?
- Пусть не всех: Пусть хотя бы этого: Он же погибнет: Ты же сама говорила: он как младенец, - хлюпала носом Настя. - Я буду за ним ухаживать, я все буду делать, я музыку брошу:
Нинель Викторовна и сама чуть не плакала. Собак она любила нежно и всякий раз страдала, видя бездомное животное. Кошек тоже жалко, но не так. Собаки - они ведь не могут без человека, в них генетически заложена потребность в хозяине. И в человеке с пещерных времен живет память о постоянном спутнике и помощнике. Недавно она читала Насте 'Блюз моей собаке':
У меня есть собака.
Верней,
У меня есть кусок души,
А не просто собака.
Я люблю ее и порой
Очень сочувствую ей:
Нет собаки у бедной собаки моей.
И вот, когда мне бывает грустно:
А знаешь ли ты, что значит
Собака,
Когда бывает грустно?
: И вот, когда мне бывает
Грустно,
Я обнимаю ее за шею
И говорю ей:
'Собака,
Хочешь, я буду твоей собакой?'

: Пьяная матерщина резанула слух. Мать с дочкой одновременно оглянулись. Настя покрепче ухватилась за мамину руку, мама слегка подтолкнула ее к себе за спину. Плюгавенький мужичонка, в чем душа держится, ручки дрожат, ножки заплетаются, под носом мокро, а туда же - куражится: 'Развели зверья, человеку не пройти! Все кругом загадили, твари! Ступить некуда, всюду в дерьмо вляпаешься: Ну, чего вылупилась, дура очкастая?.. Давить гадов!' - и грязный ботинок нацелился на крошечное дрожащее тельце.
- Что-о?! - два голоса слились в один. Мама шагнула вперед, Настя подхватила щенка.
- А ну, чтоб сей секунд духу твоего здесь не было! Пришибу! - рослая, статная Нинель Викторовна выразительно помахала зонтиком перед носом опешившего мужичонки.
Позже они никак не могли понять, куда же делся незадачливый дебошир, - он просто испарился, растворился в наступающих сумерках.

Вечером на кухне собрался семейный совет. Найденыш, высушенный и накормленный теплым молоком, ползал в большой картонной коробке, которую водрузили на стол, поближе к свету.
- Ах, какой маленький, ах, какой лохматенький, - ворковала Регина, - это наверняка болонка.
- Глупости! - высокомерно фыркнула мама. - Ты посмотри на его лапы! Это будет ньюфаундленд.
- Чем ты своего ньюфаундленда кормить собираешься?
- Родственниками! - отрезала мама. - Вопрос в другом: как его назвать?
- А: оно кобель или это: девочка? - деликатно поинтересовалась бабушка. -Если кобель, то пусть Негр. Вот у меня в молодости:
К единому мнению относительно пола нового жильца придти не удалось. Женя предложил компромиссный вариант: 'Давайте поступим, как в кино. Кинематограф - великий двигатель прогресса'.
- А как в кино? - удивилась Настя.
- Очень просто. 'Летучую мышь' смотрела? Назовем это Эммой, а в случае чего переименуем в Гектора.
Для консультации был призван сосед из десятой квартиры, заядлый собачник.
- Кобель, - авторитетно заявил дядя Петя, рассматривая укушенный палец. - У, зверюга. Прямо Ван Дамм какой-то.
- Нет, Сталлоне лучше, - бабушка, выйдя на пенсию, пристрастилась к боевикам. - У него глаза добрые. В смысле, у Сталлоне.
- Сталлоне так Сталлоне. Так и назовем - Сильвестр, - на правах ответственного лица заключила Настя
- А если это все-таки болонка? - с надеждой спросила Регина.
- Если болонка - Сильвик.

Сильвестр сладко спал в своей коробке, мама о чем-то мирно переговаривалась с Региной, Женя смотрел телевизор, Настя тихонько напевала: 'Собака, хочешь, я буду твоей собакой?' Вдруг она кое-что вспомнила, подобралась к дяде и подергала его за рукав:
- Жень, а Жень:
- Чего тебе?
- А зачем немцы за Полярным кругом доберманам уши обрезают?
- Чтобы из-под шапки не торчали, - не задумываясь, ответил Женя.

 
  
 
 

посетителей на сайте

На главную страницу
А МЫ ПРИГЛАШЕНЫ НА РОЗОВЫЙ ЛИКЁР...
Список
страниц
Моя почта
Отправить
личное
сообщение
Гостевая
книга
Обсудить на форуме

 


Средства для борьбы с акне | Преимущества талассотерапии | УЗИ молочных желез для молодых девушек