На главную
 
Один день из жизни учительницы
 
 
  
 


ОДИН ДЕНЬ ИЗ ЖИЗНИ УЧИТЕЛЬНИЦЫ

'Все население нашей маленькой, но гордой страны после трудовой недели безмятежно блаженствует в теплых постелях, и только несчастные учителя, по какому-то капризу природы еще сохранившиеся как вид, встают и - голодные! холодные!! - бредут по темным безлюдным улицам к месту своего подвижничества', - с такими еретическими мыслями ранним субботним утром Нинель Викторовна шла на работу. Ее состояние лучше всего описывалось словами 'поднять - подняли, а разбудить забыли'.
Два дня школа была закрыта по случаю ремонта канализации. А поскольку в этом году случились еще и карантин, и всякие-разные праздники, начальство постановило: отрабатывать учебные часы по субботам. Обидно еще и то, что настиному десятому 'а' сегодня ко второму уроку и не с кем попрепираться по дороге на работу.
'И кому все это нужно? - продолжала развивать тему Нинель Викторовна. -Мне это нужно? Детям это нужно?! Вот уж нет. Все равно никакой учебы не получится - больше половины сегодня на уроках не будет. Явятся только те, кто в школу ходит не учиться, а потусоваться: Впрочем, может, именно в этом и есть высший смысл: пусть они лучше тусуются в школе, чем в подворотне'.
Последняя мысль несколько примиряла с несовершенством мира, и Нина приободрилась. Тем более, что у нее был заготовлен сюрприз для коллег.
- Здравствуйте:
- Здравствуйте и вы, коли не шутите, - Агрис Агрисович, по обыкновению, был бодр и слегка агрессивен. Эта его ежедневная незамысловатая шутка сегодня раздражала ужасно.
- Я никогда не шучу. Я вообще очень серьезная женщина, - отрезала Нина и прикрепила на доске объявлений маленький листок с приготовленной накануне цитатой.
Она иногда баловала коллег такими вот листочками, на которые выписывала либо понравившуюся мысль, либо хороший анекдот, а то и заставляла Анастасию нарисовать карикатуру 'на злобу дня'. Сегодня, подкупленная актуальностью содержания, Нина даже начертила красивую рамочку. Текст гласил:
"Когда я встречаю женщину с лицом бледным и утомленным, с темными пятнами под глазами, женщину, которая идет торопливой походкой человека, не имеющего ни одной свободной минутки, и помимо утомления имеет на лице и во всей фигуре нечто, внушающее уважение к ней, - я думаю про себя:
- Это, наверно, учительница:
Затем я вздыхаю и думаю про себя об одном из мучительных видов каторжной работы, о том ее виде, который называется 'педагогической деятельностью'.
М.Горький
-Золотые слова: - вздохнула географичка.
-Классик, - подтвердила историчка.
- Нинель Викторовна, а разве Горького еще изучают? - слегка уязвленный Агрис пытался взять реванш. - Ну там, 'глупый пингвин робко прячет что-то жирное в утесах'?
- Изучают, изучают. Пьесу 'Враги'. Или 'На дне'.
- 'На дне' - это актуально, - опять вздохнула географичка.
- 'Враги' - тоже актуально, - согласилась историчка, покидая учительскую со звонком.
Для седьмого 'б' у Нины давно был припасен некий прием, который должен слегка посбить спесь с этих молодых графоманов. Все они считали себя непревзойденными мастерами художественного слова и никак не могли примириться с оценкой ниже восьмерки. Сегодня они будут читать свои 'эссе', как громко именовались вполне рутинные сочинения на тему 'Моя любимая книга'.
После прослушивания двенадцатого опуса, весь пафос которого сводился к сакраментальному 'я, правда, не знаю почему, но это круто', Нина остановила оратора и предложила заскучавшей аудитории выставить оценки. Выяснилось, что большинство слушателей просто не запомнили ничего из явленного миру.
- Ну, вот видите, - констатировала Нина. - Если вы даже не можете припомнить, что именно поведали ваши одноклассники, а тем более - оценить, то какой напрашивается вывод?
Нина старательно подводила детишек к мысли о том, что столь тусклые и невыразительные творения и не заслуживают никакой оценки, кроме:
- Вывод, Нинель Викторовна, напрашивается один, - интеллигентно начал Барсуков. - Вывод, Нинель Викторовна, неутешительный для современного человека, живущего в эпоху коренного переустройства всего нашего общества. Вывод, господа, следующий: - юный демагог выдержал эффектную паузу. - Демократия губительна!

На большой перемене Нина, одобрительно посмеиваясь, пересказывала эпизод коллегам.
- Какие слова знают! - восхитился классный руководитель. - Вы, Нинель Викторовна, счастливы должны быть, что в столь юном возрасте ученики способны к столь широким обобщениям и столь зрелым выводам, ибо это свидетельствует:
Дальше Нина не слушала. 'Каков поп, таков и приход', - философски подумала она. Разглагольствования Владислава Станиславовича были прерваны возмущенной тирадой ворвавшейся Аделаиды Григорьевны.
 
  
 

- Нет, вы только представьте себе! Ноги просматриваются по самое дальше некуда, декольте до пупа, и в таком виде - в школу! Эта самая Алиса вообще не понимает, где находится! Да на нее смотреть тошнехонько!
- Ну, не скажите, - откликнулся физкультурник. - У этой самой Алисы есть на что и с удовольствием посмотреть.
- Оставьте свои казарменные шуточки! - вскипела Аделаида. Ее собственный вид давно не доставлял никому удовольствия. - Ведь должны быть какие-то границы:
Аделаиду поддержала ветеранша Зинаида Алексеевна. Ученики за глаза называли ее 'бабушкой русской революции', а коллеги - 'женщиной непреклонного возраста'.
-Вот как хорошо было, когда носили форму:
Нина хмыкнула. Она вспомнила собственную школьную юность. В десятом, кажется: да, в десятом классе Анька притащила в класс и вывесила на видном месте газету, в которой было опубликовано официальное разрешение девушкам носить в школу брюки и подробно описаны параметры этих самых брюк. В моду тогда входил клеш: Так вот, директриса по утрам дежурила в вестибюле с линейкой и собственноручно замеряла ширину штанин, чтобы, упаси бог, не более тридцати сантиметров.

- Вспомните, вспомните, - ностальгически продолжала Зинаида Алексеевна. - Платьица, фартучки:
Нина живо вообразила Алисину пышную фигуру, втиснутую в форменное платьице с фартучком. Картинка получалась впечатляющая. Держим их в школе чуть ли не до двадцати, а хотим, чтобы они были детишками из нашей педагогической юности.
- Бантики в косичках: - бубнила Зинаида. - Вот на что было приятно посмотреть:
Еще одно воспоминание. Когда Настя училась в первом классе, вот такая же Зинаида на родительском собрании убеждала мамаш, что в школу по будням надо носить бантики черные, ну, в крайнем случае, коричневые. А девочек с короткими стрижками вообще активно не одобряла.
 
  
 

Молоденькая Алла Владимировна не выдержала первой:
- Да что же в этом приятного? Однообразная масса: толпа, стадо! Нет, вы только представьте себе, Зинаида Алексеевна: вот мы, учителя, все - старые и молодые, худые и толстые - наденем платья, фасон и цвет которых кто-то за нас придумал, и всю жизнь в любую погоду, в любом настроении, изо дня в день станем в них ходить!
- А что? - Зинаиду понесло. - Когда-то так и было!
- Ну, вы скажете: Когда-то и телесные наказания были.
- Да, были! - не на шутку рассвирепела старушка. - И вырастали Гоголи и Достоевские!
- Гораздо чаще вырастали Акакии Акакиевичи и Свидригайловы, - уронила Нина, покидая учительскую.
Зинаида Алексеевна продолжала бушевать:
- Во всем виноват этот плюрализм! - последнее слово она буквально выплюнула. - И когда он наконец закончится?!
- Вот когда он закончится, мы все будем в форме ходить. И строем, -заключила Аллочка, ретируясь с поля боя.

В буфете торопливо поглощали обед коллеги. Это профессиональное - есть очень быстро. Если перемена десять минут, так поневоле научишься заглатывать, как гусь, не пережевывая.
Балагур физкультурник погладил себя по животу и удовлетворенно вздохнул: 'Ну вот, теперь я сытый и добрый, теперь меня можно пускать к детям: Да, Нинель Викторовна. Ваш Петров на урок весь раскрашенный явился. Говорит, у них рисование было'.
- А вы еще не привыкли? Кстати, он в такой же степени мой, как и ваш, - улыбнулась Нина.
Ох, Петров, Петров:Личность столь заметная, что уже стала сквозным героем местного учительского фольклора. Ни один день не обходится без новой байки об очередной его выходке. Его любимые слова: 'Это не я!' и 'Почему?'. И чистым его видели один-единственный раз: когда мама за ручку привела его в первый класс.
- Петров, иди умойся, - привычно сказала Нина, заходя в класс.
- Это не я! - немедленно отреагировал Петров.
- Иди умойся, да с мылом, ты грязный.
- Почему?
- Петров, ты что, плохо слышишь? Иди умойся.
- Это не я!!
- Петров, иди умойся , - терпеливо повторила Нинель. - Ты весь в краске.
- Это не я! - задохнулся от возмущения Петров. - Это меня Кузин разрисовал!
Ох, Петров, Петров: Выпускники, по старой памяти частенько заходившие в школу, смеялись: 'Вы, Нинель Викторовна, его берегите. Таких мало'. Да уж, таких действительно не много. Раньше мама Петрова постоянно встречалась Нине по дороге на работу. Бедная женщина заранее старалась перейти на другую сторону, а если не успевала, то виновато опускала глаза и здоровалась шепотом. Из человеколюбия Нина сменила привычный маршрут.

Воздух в классе назойливо напоминал, что предыдущим уроком была физкультура. Молодые здоровые организмы функционировали исправно.
- Ребята, сколько раз я вам говорила: не забывайте проветривать класс. В вашем полуподвале и так душно, а тут еще: Ведь пахнет!
Молодые здоровые организмы старательно принюхались. Их атмосфера вполне устраивала.
- Да чем пахнет-то, Нин Виктрна? - удивился Кузин.
- Вами: - вздохнула Нина.
Впрочем, чего и ожидать. По-хорошему, так надо бы после физкультуры душ принимать: Утопия.
Дверь распахнулась, как от порыва ураганного ветра.
- Нина: - биологичка смотрела дикими глазами. - Приказ директора: Всех эвакуировать: Только без паники: Организованно.
- Пожар? Война? Да объясни толком, что случилось?
Надежда Михайловна грузно осела на пол:
- Хуже: Спонсоры змей подарили - нашли кого дарить! - для живого уголка: а они расползлись: Спасателей вызвали, а детей - эвакуировать: Только без паники!
Несколько секунд в классе стояла гробовая тишина.
-Ур-ра! - первым опомнился Петров и метнулся к окну. - За мной, орлы!!!
Через полминуты в классе остались лишь две не очень молодые женщины, умостившиеся на учительском столе и боязливо поджимающие ноги.
- Нинель Викторовна! - прокричал за окном чей-то счастливый голос. - Вы только не переживайте! Мы организованно: Без паники!
- Интересно, - протянула Надежда Михайловна, - а этот день отрабатывать когда будем? На Лиго?

 
  
 

 

посетителей на сайте

На главную страницу
А МЫ ПРИГЛАШЕНЫ НА РОЗОВЫЙ ЛИКЁР...
Список
страниц
Моя почта
Отправить
личное
сообщение
Гостевая
книга
Обсудить на форуме

 


Средства для борьбы с акне | Преимущества талассотерапии | УЗИ молочных желез для молодых девушек